Константин ЖЕЛЕЗОВ: «К своему первому марафону я готовился семь лет»

Личность в фокусе, Интервью. Часть 1

Первая часть

Константин Железов оказался интересным и открытым собеседником, умеющим прямо отвечать на неудобные вопросы и не стремящийся показаться лучше, чем он есть. Благодаря этому, интервью получилось жизненным, осмысленным и откровенным.
Семь фактов о Константине Железове:

1. Мастер спорта Украины по легкой атлетике, чемпион Украины по марафону и победитель Кубка мира по ультрамарафону;
2. Тренер, специализация: марафоны, ультрамарафоны (трейл, шоссе);
3. Финишер более 10 ультрамарафонов и более 80 марафонов;
4. Инициатор и организатор ежегодной серии пробегов Гран-при «Киевская Русь»;
5. Президент и идейный вдохновитель Марафонклуба «Киев 42195», с момента основания клуба в 2004 году;
6. Альпинист. Более десяти вершин, включая гору Чо-Ойю (8201м);
7. Воспитанник заслуженного тренера Украины Гайдая Петра Захаровича.

Интервью получилось большим. Часть беседы – любопытную, но менее значимую для любительского спорта в Украине, пришлось упустить. Остальное поделить на части. Первая часть рассказывает про становление Константина как профессионального спортсмена, про жизненный опыт, мотивы и принципы. Вторая часть расскажет про тренерские достижения и подходы в подготовке спортсменов. Третья — про состояние рынка спортивных ивентов в Украине, его проблемах и перспективах.
— Ты можешь вспомнить, когда началось твое увлечение спортом? С чего все начиналось? Какие основные моменты ты бы выделил?
— Как только в школу пошел. В советские времена это было модно. С неспортсменами не только мальчики, но и девочки не хотели дружить.
— Помнишь, что было самое первое?
— Скорее всего первым был футбол. Занимался в ФК «Большевик». Были также элементы плавания, позанимался не долго, но успели рассказать и показать. И я плаваю, и даже кролем ). Была классическая борьба, шею не сломали ). Занимался в обществе «Динамо». С тех пор стал на долгие годы динамовцем.
— Разноплановое начало. Что было после классической борьбы?
— Мы с друзьями со двора катались на велосипедах. С Шулявки ездили на Труханов остров. Тогда это казалось так далеко. Как-то к нам в школу, во время урока, зашел высокий мужчина и говорит: «Кто хочет заниматься велоспортом?». Я без раздумий записался в секцию велоспорта. Велоспорт до сих пор люблю, с удовольствием, если есть время, слежу за Тур де Франц, а иногда и за другими гонками.
— Насколько длительным был этап увлечения велоспортом?
— Два с половиной года занимался.

Считаю, что велоспортом я уже занимался «по-взрослому» ). Была очень жесткая советская метода. Тренера набирали группы детей, давали запредельные нагрузки. Пока все, кроме одного, не «умрут». С ним и продолжали серьезно работать. Это одна из причин, почему советский спорт очень котировался в мире. Всех отбирали, «пережёвывали» и с сильнейшими работали.
Как по мне, где-то эта метода не совсем правильная. Например, тот кто «умирал» предпоследним, мог при грамотном подходе и наставничестве выиграть у самого сильного. Потому что, кроме физухи, есть еще голова и другие составляющие.
— Переход с велосипеда на бег в каком возрасте состоялся?
— Я реально уставал на тренировках и как-то понял, что при полной отдаче все равно не удерживаюсь в головке лидеров секции. За два года в велоспорте из-за нагрузок я не вырос ни на один сантиметр. Принял решение «завязать». Тренер по велоспорту предложил перейти на легкую атлетику. Зимой на велоспорте мы много бегали, и я обгонял всех ребят даже старше меня по возрасту. Отвел меня тренеру по л/а , мне тогда еще 15 не было.
Гайдай Петр Захарович — мой первый тренер по легкой атлетике. С ним я проработал 10 лет. Это тот человек, который рассказал и показал, что такое бег. Я ему очень благодарен за это. До сих пор уважаю, поддерживаю его. И желаю, чтобы в жизни каждого спортсмена, был такой наставник, как для меня был Петр Захарович. Если ты заметил, у нас на трейле «Черторое» есть второе название «Кубок Петра Захаровича Гайдая». Так что, если округлить, с 15 лет я начал серьёзно заниматься легкой атлетикой.
— Ты бег сразу рассматривал как профессиональное увлечение?
— Несмотря на то, что мне было всего 15 лет, я прошел хорошую спортивную школу. И уже тогда я понял, что мне нравится именно «выносливость». В велоспорте мы ездили по шоссе до 100 км за тренировку, на трек поспринтовать ходили очень редко. И на легкую атлетику я шел, уже зная, что буду бегать марафоны. Даже тогда, «марафон» было какое-то магическое слово и «марафонец» это было величественное звание.

Но в юношеском спорте такие дистанции бегать было запрещено. Так как юному организму давали сначала возмужать. Когда я пришел в л/а, максимальная дистанция у меня была 3000 м, потом у старших юношей добавилась 5-ка, в юниорах добавилась 10-ка и 20-ка. Полумарафон тогда не был популярен. И еще была 30-ка, сегодня совсем непопулярная дистанция. И только после юниорского возраста, с 20 лет, разрешалось бегать марафоны
— Пробежать марафон — это был твой главный мотив в начале занятий легкой атлетикой?
— Да, я ещё до армии понял, что хочу бегать именно марафоны!
— Была еще армия?
— А как же, в то время все служили. Армия мне порядочно навредила. Я должен был служить в погранвойсках в Киевском военном округе, а уехал служить в Хабаровск. Может быть сейчас ты бы общался с более крутым и модным марафонцем и спортсменом. Но армия и развал союза не позволили заниматься спортом с полной самоотдачей.
До 20 лет марафоны не разрешали бегать. Давали организму возмужать, а современные любители бега стремятся «побыстрее» пробежать эту дистанцию.
— В армию ты, получается, попал после школы?
— Нет, я окончил техникум радиоэлектроники. Меня туда брали как серьезного спортсмена. На то время у меня была толстая стопка дипломов победителя Чемпионатов Киева по л/а в своей возрастной категории на разных дистанциях. Уже учась в техникуме, я занимал призовые места на Центральном Совете «Динамо». А это было место, где сражались динамовцы со всего союза. Потом эта сборная выступала на чемпионате СССР. Участвовал в двух Чемпионатах СССР. Сейчас другие времена и можно на Чемпионат Украины попасть без всякого отбора. (
— На Чемпионате СССР ты в какой дисциплине выступал?
— В шоссейных бегах. Уже в юношестве у меня начала появляться любовь к асфальту. ) Тогда, конечно, никакой коммерции не было. Это были все официальные старты, но на которых можно было иногда зарабатывать.
На вопрос: «А могу ли я пробежать марафон?», я всегда люблю говорить «Вы можете. И вот эта хрупкая девочка, или вот тот толстый мужик, может». Вопрос только — за сколько?!
В то время было много чемпионатов по заводам и колхозам. Понятно, что не все они могли содержать штатные команды. Нас, кроссменов, брали в аренду на один старт. Приезжал автобус к нашему тренеру. Тренер садил нас в автобус и мы ехали выступать за какой-тот колхоз. В итоге, пробежали кросс — получили по 10-15 рублей. На то время очень хорошие деньги. Кроме этого, в советском союзе было все поставлено на профессиональную основу. Были спортивные сборы, была экипировка, так что можно было спокойно тренироваться и больше ни о чём не думать.
— Ты попал в армию так и не пробежав свой первый марафон?
— Я ушел в армию в 19 лет, вернулся в 21. В 19 марафоны не разрешали бегать. Сейчас я это привожу в пример нашим любителям, которые стремятся «побыстрее» пробежать эту дистанцию. Такое впечатление, что они либо собираются «завтра» умирать, либо решили заканчивать с этим видом спорта и уходить на заслуженный отдых. )
Мой личный рекорд благодаря Хабаровску — бег при температуре минус 36 С, при 100% влажности и Тихоокеанском ветре.
— По моим наблюдениям сейчас марафон стал восприниматься как красивое, модное, значимое достижение. Ты как считаешь?
— Это значимое достижение. И всегда будет значимым достижением. Но к этому достижению нужно идти какое-то время. А когда ты стал и сразу пробежал, ну какое это достижение. На вопрос: «А могу ли я пробежать марафон», я всегда люблю говорить «Вы можете. И вот эта хрупкая девочка, или вот тот толстый мужик, может». Вопрос только — за сколько?! Она, допустим, за двое суток преодолеет. Вы — за 7 часов. Т.е. все могут преодолеть марафон. Важно — за какое время. Важно, чтобы это был бег, и вы получили удовольствие. И вам захотелось дальше работать над собой. Я, например, не понимаю зачем бежать марафон за пять часов?!
— Что изменилось после армии?
— Во время призыва в армию меня немножко «прозевали». Я был, как раньше было модно говорить, «перспективным». Но была в союзе интересная пословица: «главное, чтобы мы перспективными не умерли».
В армию я уходил по директиве и должен был служить в погранвойсках в Киевском военному округе, так как я был сильным динамовским кроссменом. Но после трех суток на пересылке в итоге был отправлен служить в Хабаровск. Кто из современной молодежи не знает, Хабаровск – это возле Японии. ) Там зимой очень холодно, повышенная влажность и бескрайняя тайга. Мой личный рекорд благодаря Хабаровску — бег при минус 36 С, при 100% влажности и Тихоокеанском ветре. Поэтому, когда в Киеве зимой, кто то из-за холода не может выйти на тренировку, я скромно улыбаюсь.

Одним словом я ушел в армию очень далеко и глубоко, но благодаря тому, что я занимался стайерским бегом, смог выжить как спортсмен. Мы по директиве призывались вместе с прыгуном в длину, который также улетел со мной в Хабаровск. Как спортсмен он умер. Потому что, ну зачем в армии прыгун в длину. А кроссмены нужны, и я сразу же выиграл чемпионат полка по кроссу, потом мне предложили служить в спортроте и выступать за дивизию. Я согласился. (прим. Слушая рассказ Константина про армию, мне почему-то отчетливо представлялись кадры из южнокорейского фильма про марафонца «My Way«).

Отслужив в армии, я вернулся. А здесь все по-новому.
— Ты уезжал юношей, а вернулся мужчиной. Что поменялось в стране по твоим ощущениям?
— Полный развал советской спортивной школы. Нужно было бегать на голодном пайке или уходить в коммерцию. Денег на профессиональное занятие спортом не хватало. Через год-два появилась возможность выезжать за границу и зарабатывать на коммерческих стартах.

Свой марафон я еще не пробежал. Поэтому я думал только про легкую атлетику, про бега. Хотя в моей жизни начали появляться девушки и отвлекать меня от главной цели. ) Но я взял курс на профессиональный спорт.
— Курс выбран. Как ты двигался в этом направлении?
— Раз советская схема накрылась, пытался найти средства для существования. Устроился в пожарную охрану. Она тогда входила в подчинение милиции, и спорт там еще теплился. В то время как в армии, например, он почти умирал.
Очень хорошая работа, очень там отважные ребята служат и когда шутят, что они спят, дай Бог, чтобы они спали всегда, и, чтобы не было никаких аварий и пожаров, таких как Чернобыль. Кстати я как раз попал работать в смену, которая ездила тушить Чернобыль.

Работал, тренировался. Благо, на сборы меня отпускали. Я потихоньку готовился к своему первому марафону. Тут вспомнилась история. Звонит мне как-то знакомая и говорит: «Хочу подготовиться к марафону, можешь помочь?». «Хорошо, — говорю, — когда марафон будет?». «Через 10 дней», — говорит она мне. На что я ответил: «Это тебе не ко мне, это к Кашпировскому». )

К своему первому марафону я готовился 7 лет. А сейчас?! Большинство любителей бега какие-то непонятные, хотят побыстрее преодолеть свой первый марафон. А дальше что? Потом наверное преодолеть ультрамарафон — 100 км. Ещё есть Спартатлон — 246 км. А дальше, ну можно пробежаться по пустыне смерти. А дальше что? Цели исчерпаны? Т.е. хотели вырыть колодец, а нарыли кучу ямок и нигде до воды не дошли!
— Вариантов много. Как вариант, ты можешь пробежать первый. Рассказать друзьям, где-то себе галочкой отметить, и дальше бесконечно улучшать свои скоростные результаты.
— Согласен. Но нужно, чтобы у тебя осталось желание бегать и прогрессировать. Но статистика говорит, что многие остаются на этом же уровне и начинают собирать марафоны. А некоторые просто говорят: «Это я прошел, я лучше уже в какой-нибудь другой вид спорта пойду. В триатлон например», и т. д.
— Есть мнение, что «пробежать быстрее» — это не всегда главная цель для бегуна-любителя. Многие люди рассматривают марафоны, как часть формата Run & Travel. При котором можно совмещать путешествие по новым местам с комфортным бегом. При этом не затрачивая на подготовку больше времени, чем они готовы тратить. Как тебе такой формат?
— Есть более лучший формат. Не выискивать тренировочные программы и советы в интернете, а тренироваться плотно с грамотным тренером или хотя бы, чтобы он расписывал недельные циклы и периодически консультировал спортсмена. Благодаря этому можно тратить на тренировочный процесс столько же времени, а результаты значительно вырастут. И главное — не торопиться, первый марафон (мужчине) лучше бежать из 3:30, затем со временем обязательно выбежать из 3 часов. Это считается неофициальным нормативом МС по любителям.

И если уже говорить про ощущения, то можно не гоняться за «мировой шестёркой» (прим. имеется ввиду Marathon Major Series), а участвовать в хороших небольших марафонах, где ещё сохранилась душа, которую вкладывают орги. Где результат из 3-х часов — это иногда призовые места. Ты выходишь на подиум, а это уже совсем другие эмоции и ощущения.
— Вернемся к твоему марафону. Ты пробежал его через 7 лет подготовки. Результат отражал твои ожидания?
— Я хотел стать профессиональным спортсменом. К первому марафону надо идти долго, так как спортсмен должен заложить хорошую базу, набегать большое количество километров и поднять свою скоростную выносливость. Я и любителям советую тоже самое. Любитель от профика отличается только тем, что он не зарабатывает бегом деньги на жизнь. Но отношение к бегу у любителя может быть такое же системное и грамотное (профессиональное). Так вот, первый свой марафон я собирался бежать по кандидату в мастера спорта.
— Напомни, за какое время дают кандидата в мастера спорта?
— 2:28.
Может быть, если бы я был уже кандидатом, то собирался бы бежать быстрее. А так, запланировал бежать по кандидату. Подготовку провел отлично. Поехал в Ужгород. В те времена был такой Ужгородский марафон, довольно знаменитый, в рамках его проводили Чемпионат и кубок СССР (прим. Сейчас Чемпионат Украины по марафонскому бегу проходит в рамках Белоцерковского марафона).
Нужно начинать бежать на что ты готов. Я понимал, что готов на 2:28 и даже договорился со знакомыми спортсменами начать бежать вместе, так как бежать в группе намного легче. Дан старт и я вижу, как убегает от нас большая группа лидеров, думаю, а почему я бегу так медленно, может я готов на более высокий результат и пристроился к этой группе, которая ориентировочно бежала на 2:20. На полумарафоне я понял свою ошибку, но уже было поздно. На 36-м км меня «поставило», я «заголодал».
Там был небольшой мостик через ж/д пути, я до сих пор его помню. Прошелся по яблочной посадке, поел яблок, попросил виноград у местных жителей. Через какое то время по трассе пробегает девушка, а за ней едет на полицейской машине видимо её тренер и кричит: «Стыдно должно быть, помогите девушке». А нас там, любителей яблочек, собралось уже несколько человек. Думаю: «Надо попробовать». Побежал, смотрю – могу бежать. Пробежал с ней немного, видимо отъелся и ожил, а она наоборот начала сбавлять. И я уже сам побежал на финиш.
— Бросил девушку наедине с ее новыми обстоятельствами?
— Ну как бросил, она бежала на мастера, я пытался помочь ей поднять темп, иначе мы не вкладывались. В итоге я пробежал 2:50 первый свой марафон. Точнее побежал, постоял, посидел, добежал.

Второй марафон был ровно через год. Он у меня тоже не получился. Точно также бежал. На 36-м меня опять поставило, опять заголодал. Правда в этот раз начал я спокойнее и отошел быстрее после того, как поставило. Добежал на 2:36.
— Был ли ты профессиональным спортсменом на момент своего первого и второго марафона?
— Я профессионально относился к спорту. Но зарабатывать бегами столько, чтобы бросить вторую работу (пожарка, полицейская академия) я так и не смог. Не смог разомкнуть круг, начинаешь чаще ездить на сборы и покупать дорогую фармакологию — быстро заканчиваются деньги. Начинаешь их зарабатывать на второй работе и в итоге — теряешь спортивную форму. Начало 90-х, непростое время было.
Ты ставишь задачу не на неделю и не на месяц. На полгода минимум. И целенаправленно к ней идешь. И только целеустремлённость, сильный характер, воля помогала все это преодолеть.
Я бегами зарабатывал за границей, но этих денег не хватало на полноценный тренировочный процесс в течении одного года и я начал частить.
— Что в твоем понимании частить?
Я начал бегать марафоны чаще, чем 2 раза в году. В один сезон я как-то пробежал аж 7 марафонов. Это неправильно. С такой динамикой сложно показать свой максимальный результат. Два марафона в год — это классика. Мужчина на высоком уровне может пробежать два марафона, женщина — три. Как мы знаем, у женщин быстрее обновляется кровь в организме. У нас за 4 года, у них за 3 года происходит полное обновление. Женщины более выносливы и быстрее восстанавливаются. Недаром в некоторых африканских племенах, когда были военные походы, всё оружие несли женщины. А мужчины шли налегке. )
— Расскажи про свои ощущения. Что тяжелей всего давалось в беге? Какие приемы использовал, чтобы себя преодолеть?
— С радостью вспоминаю юношество и подготовку к таким дистанциям, как 5 км, 10 км. Насколько классными они были. Да, они были тяжелые. Да, там нужна была выносливость и сила воли. Но всё-таки это не были тяжелые, монотонные с большим объемом тренировки, как при подготовке к марафону. И плюс — там была отдушина. Приходит соревновательный сезон и ты начинаешь стартовать. Первый старт. Подходишь к основному. Победил. ) А после — ты можешь на остатке пика формы еще постартовать, получить удовольствие и насладиться эмоциями побед и быстрого бега.

В марафоне такого нет. Ты готовишься 3-4 месяца к марафону, пробежал, потом нужен месяц на восстановление. Восстановился и потом опять начинаешь готовиться. Самое тяжелое в марафоне — это подготовка к нему, а не сам марафон. Я всегда это говорю своим ученикам. Сам марафон атлеты зачастую ждут как манну небесную, мол всё, наконец-то закончилась длительная подготовка.
— Что или кто мотивировал тебя в подготовке?
— Успешный человек ставит цели на жизнь, разбивает её на «пятилетки», как раньше было модно. ) У спортсменов это четырехлетие — олимпийский сезон. Следующий цикл — это тренировочный год. У марафонца — это полгода. Ты ставишь задачу не на неделю, не на месяц, а на полгода минимум. И целенаправленно к ней идешь. И только целеустремлённость, сильный характер, воля помогает все это преодолеть. У марафонца по-другому и быть не может. Без воли, без характера — марафонец не состоится.
Марафон, как и ультрамарафон, бежится ровно. Никогда не делается запас на первой половине дистанции.
— Нескромный вопрос, ты сходил с дистанции (DNF)?
— Это интересный вопрос. ) Я человек, как и все. Естественно, я с дистанции сходил. Причем, признаюсь, самой тяжелой для меня была дистанция 10000 м на стадионе. Для меня психологически она была сложной. Шоссейная десятка – тут все нормально, легко и весело. )

Что касается марафонов. А у меня больше 80 марафонов за спиной, сколько точно, сказать не могу. Пока еще до сотни далеко, поэтому не считал. Ни на одном марафоне не сошел. Возможно из-за того, что с юношества, марафон — это мечта, любовь. Даже сейчас, пройдя определенный путь в ультрамарафонах, я в душе остаюсь марафонцем.
С профессиональной точки зрения не сходить на марафонах — это неправильно. Когда ты выходишь на старт, в голове много вопросов: как начать, как бежать? В принципе, все просто для опытного тренера и профессионального спортсмена. Ты делаешь масштабную 3-4-х месячную подготовку и к концу этой подготовки понимаешь на что ты вышел, на что готов. Надо становиться и в этом темпе начинать бежать. Марафон, как и ультрамарафон, бежится ровно. Никогда не делается запас на первой половине дистанции. Нужно четко понимать — на что ты готов, и ровно разложиться по дистанции. И тогда ты получишь максимальный свой результат, на который был нацелен.

Но не всегда удается показать максимальный результат по разным причинам. Не попал в свои биоритмы, с погодой не повезло, на пике формы приболел, фарма не пошла, не путать с формой ). И поэтому, когда ты бежишь, чувствуешь себя неуютно и понимаешь, что не попал, то лучше до 25-го км сойти с дистанции. Это даст тебе возможность немного отдохнуть и где-то через месяц опять выйти на старт марафона. Если ты дотянешь до 32-го, то считай, что ты пробежал марафон. И все, до свидания, отдых и начинаешь опять готовиться к марафону 3-4 месяца.
Зная любовь Константина к интересным медалям, я попросил его на интервью принести одну самую дорогую сердцу.
— Какая победа запомнилась больше всего?
— Победы на официальных стартах всегда значимые и памятные. Я побеждал на Чемпионате страны по марафону и на Кубке мира в беге на 100 км (ультрамарафон).
Но все же самая памятная моя медаль и достижение — это победа на моем любимом старте,Раецком марафоне в Словакии. У организаторов была традиция — делать медали из дерева. Долгие годы она держалась. Такая простенькая, деревянная, всё время разного формата. Но несколько лет назад организаторы пошли в ногу со временем и начали делать металлические. Но для детей оставили деревянные и я у директора марафона Павола Углярика прошу вторую медальку, деревянную. Как видишь, это 15-й юбилейный марафон. Я его выиграл в 97-м году, пробежав за 2:33 при 32-х градусах жары. Три года подряд до меня этот марафон выигрывал украинец Сергей Яненко (рекордсмен Украины в беге на 100 км, 6:25). Очень душевный марафон. Я думаю, по душевности Берлинский марафон просто курит в сторонке.
— Какой старт был самым тяжелым?
— Четвертый марафон в карьере был очень тяжелым. Поехал на северо-восток Байкала в городок Северобайкальск. Трасса марафона проходила вдоль Байкала в одну сторону. Тогда была аномальная жара для этого региона. Меня и марафонца из Москвы пригласили туда как элитных спортсменов. Орги нас посадили в Москве на поезд, и мы 4-ро суток ехали. Самая длинная остановка была 15 минут. Мы просто мечтали об остановке 40 минут, чтобы можно было сделать легкую пробежку. Подъезжая к Красноярску, поезд замедлился, у проводника спрашиваем: «До вокзала тут недалеко?». Она говорит: «Ну, километра четыре». Мы открываем дверь и выскакиваем на ходу. Она в шоке. Мы побегали пока поезд шел и стоял на станции. Успели километров пять набегать.

Когда приехали, местные марафонцы спросили у нас — как мы добирались, мы сказали — на поезде. Нас сразу вычеркнули из числа соперников. О том, что мы действительно были уже несоперники, поняли позже. )
После финиша в Северобайкальске я вообще перестал бояться марафонов. Дали старт, мы побежали ровненько, грамотно, была аномальная жара. На 21-м км я уже пошел купаться в Байкал. В итоге, я заходил купаться пять раз. Заголодал сильно. На пунктах питания только вода и та горячая. На каком-то км, догнал бегуна из Москвы, посоветовал покупаться, ему это несильно помогло, в итоге он сошел. А я дополз за 3 часа 2 минуты до финиша. Был 4-м в абсолюте.
— Терпел, но не сходил?
— Почему я полз до финиша?! Хоть я и купался, но никто меня не обгонял. Так и бежал на высокой 4-й позиции, не видя ни впереди, не сзади бегущих. На удивление, тогда никто не умер, и реанимация не понадобилась. Может уровень любителей бега был другой. Вот такой был тяжелейший марафон.
Ультрамарафон — это еще более тяжелая дистанция, молодёжи на ней трудно. Может сломаться психика и воля. Даже те спортсмены, которые себя считали сильными, оказывается, не могут такое количество часов терпеть.
— Что для тебя бег на длинные дистанции?
— Это моя жизнь и любовь! С детства мечтал о марафонском беге. Сознательно шел к нему. Раскрывшись как марафонец, у меня все равно осталась любовь к стайерским дистанциям и даже к средним. Очень люблю дистанцию 1500 м. Кстати, личник на полторашке — 3:59, я установил через десять дней после марафона, который так же пробежал по личному рекорду за 2:21.35.

С возрастом, когда молодёжь начинает наступать на пятки, и в тебе угасают скоростные качества, то задумываешься о том, как продлить свою жизнь в спорте. Перед глазами четко вырисовываются дистанции ультрамарафона. )
Ультрамарафон — это еще более тяжелая дистанция, молодёжи на ней трудно. Может сломаться психика и воля. Даже те спортсмены, которые себя считали сильными, оказывается, не могут такое количество часов терпеть. Терпеть эти боли и держать целевой темп. Со временем проникаешься ультрамарафонами, они как лакмусовая бумажка для твоего характера. Когда у тебя за спиной несколько ультрамарафонов, на марафон смотришь как на обычную стайерскую дистанцию — практически без терпешки.
— Твоя текущая концентрация на соревнованиях по горному бегу, ультрамарафону и ультратрайлам, связана с той выносливостью, что у тебя накопилась?
— У меня любовь к марафону все равно остается. Это последняя дистанция, где ты еще бежишь в анаэробе. Это реальный бег, скорость, красота. Если грубо сказать: «Нет шарканья ногами». ) Поэтому я постоянно выхожу на старты марафонов.

Cо временем у человека появляются новые жизненные ориентиры — например ультрамарафон. Это супердистанция, которой часто баловаться нежелательно, потому что на ней запредельные нагрузки. Но иногда есть желание проверить себя на прочность! Мне очень нравятся дистанции от 50 до 70 км.
Трейлы делятся на 4-е категории: 1-я детская — до 42 км, 2-я — 43 до 69 км, 3-я — с 70 до 99 км и 4-я свыше 100 км. Чемпионат мира по трейлу проводится в третьей категории.
Открою небольшой секрет. Часто на такие коммерческие старты профессиональные марафонцы боятся ехать, они считают, что призовые маленькие, а дистанции тяжелые. И если в марафонах ты уже зарабатываешь мало, надо начинать бегать ультра, там и на подиум можно выйти и денег подзаработать.

Ультрамарафон ты уже не бежишь в анаэробе, функционалка к этому готова, осталось подготовить ноги и конечно психику.
— По твоим наблюдениям, в ультрамарафонах/ультратрайлах какая возрастная группа самая сильная?
— Кто бы мне не говорил: «А вот смотри, 45-ти летний спортсмен выиграл мир». Да, был в истории ЧМ в беге на 100 км такой случай. Но это скорее исключение из правил. Я считаю, что пик ультрамарафонца приходится на 35-40 лет. После 40-ка все равно результаты начинают падать. Природу не обманешь.
Есть еще важный жизненный момент. Как и где мы отдыхаем душой и телом? Трейлы, скайраны, горные бега?! Я очень люблю горы, даже имеются в активе серьезные восхождения.

Со временем ты, как житель мегаполиса, устаешь от большого города и его шоссейных бегов. Хочется вырваться на природу. И когда есть время, я с радостью использую эту возможность и еду в Карпаты, или Татры (Словакия). В горах ты ходишь, любуешься природой, которая заряжает тебя энергией. Возникает вопрос: «Почему не совместить, почему не побегать?». Люди начинают понимать – нужно отдыхать от города и отдыхать активно. Поэтому сейчас трейлы становятся очень популярны, и таких стартов с каждым годом становится всё больше и больше.
— У тебя есть опыты высокогорного восхождения. Расскажи про эту страницу своей биографии.
— В моем случае больше подойдет формулировка высокогорный трекинговый альпинизм. Больше всего люблю альпийский стиль. Когда вышел относительно легко одетым, с легким рюкзачком, а иногда и без него, и … помчался. Выскочил на вершину и успел в этот же день вернуться в базовый лагерь или просто на базу. Для меня это самый приятный отдых в жизни. Мне тяжело понять отдых на море. Что может быть прекраснее трекинга по горам?! Стоя на вершине, ты ощущаешь магическую энергию природы, которая тебя очищает и заряжает!
— На какую самую высокую вершину восходил?
Самой высокой вершиной в моей жизни была — Чо-Ойю (прим. гора в Гималаях, высота 8201м). Это шестой восьмитысячник в мире. Поднялся и спустился. )
В качестве акклиматизации перед Чо-Ойю поднялся на Аконкагуа (6962 м). Считается самой высокой вершиной всего, что не в Гималаях. Там была фантастическая красота, а после спуска, отличное аргентинское вино.
Поднимался и на сложную гору Мак-Кинли (6194 м) на Аляске.

Когда в Гималаях поднимаешься выше 7-ми тысяч, и все вокруг семитысячники становятся такими маленькими вершинами… Это потусторонняя красота! Энергетика там запредельная!
Вторую часть интервью читайте здесь Константин ЖЕЛЕЗОВ: «Выносливость нужна во всем. В бизнесе, в семейных отношениях, да и в сексе чего уж скрывать, она пригодится»
За фотографии отдельная благодарность Евгению Туркулевичу.
Женя — один из немногих фотографов-волонтеров, который покупает профессиональное фотооборудование, приезжает на соревнования, поддерживает спортсменов и фиксирует яркие моменты. Его фотоотчеты на фейсбук странице EugeneT