Евгений ПАНОВ:
«За 10 лет „Славянская волна" стала точкой входа в любительский триатлон»

Личность в фокусе, Интервью. Часть 3
В заключительной части интервью мы обсудили прошлое, настоящие и будущее первого в СНГ триатлона на полу-железную дистанцию «Слов´янськая Хвиля» и триатлона на железную дистанцию «UKRMAN. Хорошего чтения!

Третья заключительная часть

Первую часть читайте здесь Евгений ПАНОВ: «Если ты чем-то целенаправленно занимаешься, ты становишься „алкоголиком"»
Вторую часть читайте здесь Евгений ПАНОВ: «Каждый человек изначально заряжен на полезные дела»
— Триатлон «Славянская волна» является одним из фундаментов популяризации любительского триатлона в Украине. Расскажи, как возникла идея проведения «полужелезного» айронмена в Украине?

— Проблема в чём была? Реализоваться. У меня было желание минимум раз в год выступить на длинную дистанцию в триатлоне. Для того, что выступить, нужно было куда-то ехать. На это нужны средства, которые не у всех есть в нужном количестве.
Если же подобные старты будут внутри страны, то это создаст больше возможностей для тех, кто хочет стартовать и, в целом, для популяризации триатлона в Украине. Возникла потребность во внутренних стартах, доступных массам. Стартах, ориентированных не только на Украину, но и русскоязычное пространство СНГ.
В то время ситуация с любительским триатлоном в России и Беларуси была не менее печальная, чем в Украине.

Я начал изучать этот вопрос и формировать пул единомышленников. В Украине каких-либо интернет–платформ, где бы общались любители, не было. В России был «ТриатлонМастерс» Андрея Адельфинского. Это было в далеком 2005-06 году.
Единомышленники нашлись и мы начали активно раскручивать тему триатлона среди любителей. Появились желающие стартовать на длинные дистанции.
Возник вопрос: «Где проводить мероприятие?». У меня были мысли про Харьков, где уже был опыт проведения «олимпийки» в советский период. Были и другие города на примете.
Но случайно, осенью 2006 года, на последних километрах дистанции марафона «Киевская Русь» (прим. организовывается Константином Железовым уже более 10 лет) я познакомился с Виталием Антиповым из Киева. Мы разговорились на тему триатлона и он поддержал идею проведения полужелезного старта в Украине. На финише Виталий меня познакомил с Юрием Маклаховым из Переяслав–Хмельницкого.

Что из себя представляет Переяслав–Хмельницкий я, честно, не знал.
Инициатива о месте проведения старта пришла от Юрия. Уже позже мне стало известно, что Маклахов в Переяславе руководил инвестиционным немецким проектом по сборке электромеханики для автопрома. Следовательно, имел вес перед руководством города. Так мы получили в команду человека с западным мышлением и лояльное отношение со стороны городского руководства.
— Сколько времени прошло от появления идеи до реализации первой «Славянской волны»?

— В октябре мы пробежали марафон и познакомились, а уже в июле следующего года провели первую «Слов´янськую Хвилю».
— Первый опыт получился таким, как ты планировал?

— На самом деле, в первой «Слов´янськой Хвиле» я выступал в роли идеолога, раскручивал старт в сети, рекрутировал участников, консультировал ребят по организационным моментам.
Непосредственную организацию на месте взяли на себя Юрий Маклахов, Виталий Антипов и Ирина Татькова. Ближе с ними я познакомился, когда уже сам приехал на старт и привёз туда людей. Первый состав участников был представлен Украиной, Беларусью, Россией и США. Всего 33 человека.

В первый год дистанция была не полужелезная, а — двойная олимпийская. Изначально формат старта развивался в рамках правил ITU. Продвижением старта в Федерации триатлона занимался Виталий Антипов с Николаем Ивановичем и Андреем Ястребовыми. Поэтому, была задача адаптировать старт под требования ITU и Федерации триатлона Украины.
— Опиши общее впечатление от проведения первой «Славянской волны».

— Впечатления были смешанные. Опыт однозначно оказался позитивным и новым, учитывая что длинные триатлоны для любителей на постсоветском пространстве не проводились с начала 90-х годов. Это был триумф частного энтузиазма в противовес бездействию казенного спорта.

На вторую «Хвылю» сформировалась задача качественного повышения уровня мероприятия. Вплоть до того, что мне, по приглашению Юрия Маклахова, пришлось восемь месяцев жить и работать в Переяславе для того, что бы более тщательно адаптировать старт к местным реалиям.
— Вторая «Волна» сколько собрала уже людей?

— Вторая «Волна» уже официально считалась Чемпионатом Украины по триатлону. Развитие мероприятия происходило как за счёт любителей, так и продвигалось среди профессионалов.

Старт внесли в официальный Календарь ФТУ. И это был первый старт на длинную дистанцию в Украине, на котором разыгрывались не только чемпионские звания, а и присваивались звания Мастеров спорта.
В те годы на постсоветском пространстве (без учета Прибалтики) у нас была монополия в проведении триатлона на полужелезной дистанции
Естественно, подобные бонусы привлекли чистых спортсменов, участие которых добавило престижа мероприятию.
Так продолжалось 2-3 года, пока старт нарабатывал имя и опыт, на которые потом стали ехать любители триатлона.

Профессиональные спортсмены со временем «отвалились», потому что их не устраивал ряд моментов.
Первый и главный — наличие стартового взноса. «Слов´янськая Хвиля» был первый триатлонный старт в Украине, за участие в котором брали деньги и немалые.
Стартовый взнос был эквивалентен $20, что было порядка 100 гривен.
Это был 2007-ой год.
Тренеры возмущались: «Как это так? Старт внесён в календарь Федерации триатлона Украины и за это надо ещё и платить?» Спортсмены ведь у нас никогда ни за что не платили.
Гиппопотамы способны обогнать человека и в воде, и на суше. Поэтому мой единственный шанс победить их в триатлоне — велосипед
Анекдот
от Евгения Панова
А Федерация Триатлона Украины (ФТУ). Я вообще не понимаю функцию федерации. Даже сейчас. Федерация — это обычная общественная организация, у которой вообще своих денег нет. Есть при Министерстве спорта человек, который отвечает за триатлон.
Что-то вроде «Старший тренер по триатлону при Минспорте», или не знаю, как это называется. И есть общественная организация Федерация триатлона Украины, которая объединяет отделения триатлона из разных городов Украины. У федерации своих денег – нет. Есть деньги, которые выделяет «Минспорт» под календарь и смету мероприятий Федерации, руководит этим жидким потоком представитель Минспорта.
Как правило, выделяется немного.
Члены Федерации — это, как бы, отделения в городах (спортшколы, ШВСМ и т.п), которые то же сидят на местных бюджетных деньгах. Спортсмены, тренеры.
Они не получают от Федерации вообще никаких денег. Они получают деньги от государства, бюджета, то есть — налогоплательщиков.
Поэтому меня это возмущало. Ну как это? Они даже не заинтересованы в развитии массового спорта. Да и зачем это им надо? Всё равно на всех денег не хватит. Или хватает только на спортсменов, что бы вывести их куда-то, ради борьбы за какие-то непонятные обывателю рейтинги и мнимый «престиж державы». Или провести какой-то внутренний старт в узком кругу с минимумом сервиса и прочих организаторских телодвижений.

А если ещё и платить за эти внутренние старты, как это предполагается на «Славянской хвыле», то это вообще — за гранью их понимания. Меня как только не обзывали. Даже олигархом. Хотя у нас вплоть до 2014 года мероприятие было серьезно убыточное.
— СХ сформулировала новый термин «хвылянин». Что ты вкладываешь в него?

— Название «Слов´янська Хвиля» придумал я. Еще до этого старта у меня были сокровенные планы провести в харьковском регионе триатлон и было заготовлено пару вариантов названия «Слобожанский вызов» или «Слобожанская волна».
И когда обсуждали название для старта в Переяславе, я предложил вариант «Славянская волна»? По факту, трансформировалось в «Слов´янську Хвилю». Получилось удачно и — этнически, и — экзотически.

Когда провели первый старт и собрались для работы над ошибками в Киеве — возник вопрос: «Как будем называть тех, кто преодолел «Слов´янську Хвылю» Андрей (прим. Ястребов) предложил: «Давайте назовём „Хвыляне"».
«Слов´янська Хвиля» — продукт для гурманов. Тот, кто хочет, тот приезжает
В те годы на постсоветском пространстве (без учета Прибалтики) у нас была монополия в проведении триатлона на полужелезной дистанции. Мы могли себе позволить такую роскошь, как придумать свой титул. Монополия продлилась до 2010 года, пока не появился «Выборгмэн» в России.
— В 2016 году состоится 10я юбилейная «Славянская волна». Когда планируете открыть регистрацию?

— Регистрация уже открыта. Будем рады сторожилам и новым участникам.
— Что нового подготовили для участников?

— Кардинальных изменений не планируется. Задача-минимум это сохранить атмосферу уюта и комфорта домашнего старта «для своих». Эта атмосфера уже стала визиткой карточкой мероприятия и который год в начале июня собирает друзей в Переяславе и пополняет нашу триатлонную семью «новой кровью» с горящими глазами.

По факту, у нас небольшой организационный комитет. В этом году он стал еще меньше, Андрея Щербановского, важное звено в нашей команде на протяжении всей истории становления «Хвыли», прошлым летом мобилизовали и он сейчас в составе подразделения спецназ находится на передовой в зоне АТО.
Кстати, и Президент ФТУ Бильда Андрей, тоже сейчас исполняет воинский долг.

Работаем мы в основном на энтузиазме. Брать дополнительную нагрузку в плане кардинального улучшения качества старта — это значит больше себя нагружать, не имея ни дополнительного материальных источников, не имея с этого особой материальной компенсации. При этом моральная компенсация, конечно же, есть и именно она стимулирует к работе и организации старта уже 10 лет.
— Дизайн медалей планируете менять?

— Каждый год что-то немного меняем в дизайне. Будем ли кардинально менять в этом году — вопрос открытый. В прошлом году я выступал за полную смену концепцию дизайна медали. Этих человечков делаю я и надо понимать: для меня это дополнительный труд. Я предлагаю: давайте что-то новое сделаем. Мне говорят: это уникальный hand made и его лучше сохранить.
— Долгов время состав участников СХ был в примерной пропорции 50% Украина, 50% Россия. По независящим от тебя причинам, россияне последние несколько лет практически перестали приезжать. Как планируете восполнять общее количество участников?

— У нас не стоит задача набрать максимально количество участников. Есть лимит и на этот год 120 человек и 30 эстафетных команд. Безусловно, если мы наберем лимит, то получим не только моральную компенсацию, но и материальную. Это будет приятной благодарностью участников за наш труд.
Но наша основная задача — сохранить традицию поведения мероприятия.
Вторая задача — это повышение качества организации и условий проведения. С годами и на основе нашего горького опыта, нам удалось выработать некую формулу, которая, независимо от количества участников, позволяет нам оптимально тратить средства, которые собраны на стартовых взносах. И даже если на старт выйдут 5–10 человек, мы потратим средств ровно столько, сколько нужно, чтобы не влезать в долги.
— Себе в убыток?

— Увы. Кто-то, как например, «Выборгмен» не хочет работать в убыток и закрывается, мы же уже привыкли.
Я выступаю с позиции, что «Слов´янська Хвиля» — продукт для гурманов. Тот, кто хочет, тот приезжает.
«У вас же там плохие дороги, зачем мне убивать мои дорогие колеса» — говорят.
Мы не можем повлиять на качество этих дорог. Кто не хочет — зачем его затягивать и переубеждать? Кто хочет, тот приедет.
И в этом мы убеждаемся ежегодно, когда в очередной раз собираем душевную компанию на нашем легендарном старте.

Касательно участников из России, то я так понимаю, есть политическая составляющая, которая транслируется на восприятие происходящего в нашей стране. Мы не планируем заниматься контрпропагандой или нравоучением. Я верю, что каждая состоявшаяся личность, способна любую ситуацию оценить объективно, с позиции третьей стороны.

Каких либо причин, мешающих приехать на «СХ» из России я не вижу. Проблем с безопасностью нет.
Приглашения с печатью для беспрепятственного пересечения границы я рассылаю всем зарегистрированным иностранцам. Возможно, добавились какие-то объективные проблемы с транспортной логистикой. На них мы никак не можем повлиять. Все что мы можем — это, как и раньше, встречать группы гостей из СНГ в Киеве и обеспечивать трансфер в Переяслав–Хмельницкий. И, как показывает опыт 2014-15 годов, кто хотел — тот приехал.

Выходить на западный рынок мы не планируем, так как инфраструктура города элементарно не готова для такого объема гостей. Но в истории «Славянской волны» были участники из США, Австралии, Австрии, Боливии, Кении, Великобритании, Германии. Все отметили душевность и теплоту приема.
— Каким образом Федерация Триатлона Украины принимает участие в развитии любительского триатлона в Украине?

— С предыдущего состояния: «мы не замечаем триатлетов-любителей, которые путаются под ногами», они сейчас пришли к попыткам подмять под себя любительский спорт. На текущий момент истории, видимо, это уже стало для них выгодно. Но они еще не до конца понимают механизм, как это работает. Опять же, Федерация — это вроде все, и в тоже время — никто. Конкретно, болеющего за развитие триатлона для любителей, я там никого не вижу. Я пару раз был на каких-то заседаниях ФТУ и понял, что любителю там делать нечего. Это какой-то параллельный и непонятный мне мир, со своей шкалой ценностей.
— Какие три главных условия необходимо выполнить государству, чтобы существенно ускорить рост любительского триатлона в Украине?

— Мне, как организатору, сейчас государство никак не мешает и это уже прогресс. Потому что раньше были разные случаи. Основная роль государства – не мешать. Мы можем сами развить то, что нам нужно и то, что хотим.

Если же у государства появится желание подключиться к процессу, то вот в чём я вижу его задачу:

1. Улучшить инфраструктуру. Создать условия, в которых мы сможем быстрее развиваться. Мы не можем проводить триатлон там, где плохие дороги и нет гостиничной инфраструктуры;
2. Создать условия, при которых бы качество дорог улучшалось, а полиция более качественно работала по перекрытию трассы;
3. Создать условия людям, чтобы они развивали гостиничный бизнес.

Создать преференции тем, кто вкладывает средства в развитие этих мероприятий. Не организаторам, а – рекламодателям, спонсорам, меценатам. Я, например, не вижу прямой выгоды тем, кто нам материально помогает в проведении мероприятий. Я понимаю, что они мыслят так, как и мы. Они понимают, что надо что-то делать, иначе будет ещё хуже. Поэтому они выделяют нам средства, помогают ресурсам. Но вряд ли это им выгодно.
— При этом получают минимальный рекламный охват?

— Да. Именно поэтому создайте им преференции. Создайте для них комфортные правила игры. И это будет стимулировать в них желание участвовать все больше и больше.
— Последние несколько лет появлялись и появляются образования стремящиеся систематизировать различные возникающие триатлонные старты в единую серию. Несколько лет назад была «Континентальная Tриатлонная Лига», про которую сейчас совсем не слышно. В этом году была анонсирована «Лига любителей #Triathlon.UA» в организационный комитет которой ты входишь. Расскажи, в чем особенность Лиги, принципы ее работы и польза для любителей спорта?

— «Лига» — это по сути виртуальное образование. Мы собрались и обговорили некоторые принципы и задачи, но до конца так и не довели. Эти принципы можно посмотреть в моей статье, но по факту они не были реализованы до конца в том виде, в котором я представлял. По каким причинам — я пока не знаю.
Я вижу в «Лиге» некую общественную альтернативную организацию ФТУ. Федерация триатлона Украины, тоже общественная организация, которая должна развивать спорт. В том числе и любительский. Но поскольку они получили от государства денежный канал, который идёт на развитие спорта высших достижений, на любительский спорт у них не остается ни ресурсов, ни времени, ни желаний.

Нужна альтернатива, которая объединяет любителей вокруг себя, создаёт условия, развивает рынок услуг и производителей, вырабатывает источники финансирования, стандарты и по факту выступает конкурентом Федерации Триатлона Украины. Здоровая конкуренция стимулирует развитие.
— Я посмотрел программу. В блоке «стимулирующей составляющей для любителей» потенциальному участнику предлагают такие бонусы как скидки (10-20%) на регистрацию на всех стартах, скидки в магазинах, железный номер, участие в рейтинге и награждение по итогам года, помощь в оформлении виз. Ты действительно считаешь, что перечисленные бонусы являются существенным аргументами, чтобы участвовать во всех стартах Лиги и тратить на это участие существенное большие ресурсы?

— Концепция Лиги подразумевает развитие клубного движения. В идеале все объединяются в какие-то клубы. Ты — «айронмэнщик» и ты уже в каком-то клубе и это уже — комьюнити. В любом случае, нужно использовать все инструменты для запуска процессов объединения. В том числе и вот эти стимулирующие. Пусть это 5-10% на участие в каком-то старте, но это уже тебя в чём-то стимулирует. Я не говорю, что этого достаточно. Я говорю о том, что это начало.
— Последние время участились смертельные случае среди участников беговых событий? С чем связываешь подобную тенденцию?

— Со стадным чувством. Всем захотелось всё и сразу. Массовость увеличивается однозначно! Следовательно, и количество таких случаев будет увеличиваться пропорционально. Это первое.

Второе — это второе поколение организаторов и увеличение рекламных бюджетов на продвижение стартов. Реклама зазывает, обещает, стимулирует к быстрому результату, упуская такой важный момент, что все должно быть последовательно.

Третье — увеличение количества участников на старте, увеличение факторов рисков по безопасности. В итоге, на старт приходят люди недостаточно подготовленные физически и часто не осознающие это. Я это хорошо прочувствовал еще в 2011-м году, когда на «СХ» привезли команды из какого-то города. Спонсор проплатил им участие на несколько эстафетных команд. Люди из плаванья, бега и вело, но вообще без понятия о триатлоне. Предстартовый брифинг проигнорировали. Потом поехали, начали сбивать друг друга, выезжать на встречную полосу. Порой удивляешься, с каким пренебрежение люди относятся к своему здоровью.
— За 13 лет деятельности «Стайер-Атлон» с какими инцидентами связанными с безопасностью участников сталкивались, как организаторы?

— Ссадины, падения, ушибы, тепловые удары — все это было. Переломов, наверно, не было.

Самый курьёзный случай был в 2012 году на Хвыле. У нас на плаванье марафонец проплыл два километра без гидрокостюма. Настолько замёрз, что когда его вели от воды, я подумал: кто человека с ДЦП выпустил на старт? Потом он поехал, упал. Он настолько переохладился, что медики его сняли с дистанции, в «скорой» отпоили коньяком. Пришёл в себя — нормальный парень оказался, велосипедист. Зимой он выиграл марафон «Киевскую Русь», решил попробовать себя в триатлоне. Сам худенький, с температурой не угадал, замерз.

С Костей Божко был случай на СХ. Перед площадью какая-то девушка ему сама под колеса бросилась. С тех пор, он продал велосипед со словами: «велосипед – не мой вид спорта!»
— Расскажи, как родилась идея проведения «железного» триатлона UKRMAN? Что двигало твоей командой?

— Восемь лет опыта проведения «СХ» сформировали опыт и команду. Но при этом, оставалась некая логическая незавершенность в вопросе реализации мечты о «железном» триатлоне в Украине. Я знал, что это будет первый старт на «айронмен» дистанцию в постсоветском пространстве СНГ. И был в поисках: идеальных условий, спонсорской поддержки и т д. И в принципе, я был бы рад, если бы кто-то перехватил инициативу на себя и выступил организатором первого железного триатлона. Но время шло, а практической инициативы не поступало.
Встреча с Евгением Пановым — это, помимо прочего, возможность увидеть и потрогать раритетные медали. Первая «Слов´янськая Хвиля», первый марафон «Киевская Русь» и многие другие. Часть из них Женя согласился принести на встречу.
В какой-то момент я понял: «А чего, собственно, бороться с внешними условиями? Это настолько глупо — как бороться с ветром или с жарой на Гавайях . У нас такие реалии. Идеальные условия для организации старта в Украине я могу обеспечить только там, где я живу.
Концепция сформировалась следующая: у нас хреновые условия, но это те реалии, в которых мы живём, и чего мы должны их стесняться и стремиться под какие-то западные стандарты. Нужно запускать хотя бы «первую ласточку». Запустить, что бы показать всем: «Давайте уже что-то делать. Не ждать чего-то там». Одноклубники меня поддержали. Потом уже и конкуренты, наш подход, основанный на естественности, взяли на вооружение. Все неидеально, но мы делаем шаг вперед, и с каждым годом таких шагов становится все больше.

Почему в Беляевке? (прим. поселок в Харьковской области). Потому что, мне так удобно. Жил бы я в другом месте — было бы там удобно. Но я и моя команда живем здесь.
— Каким был первый состав участников?

— Участников было 7 человек мужского пола. Представлены такие города, как Кременчуг, Киев, Первомайский, Кировоград, Измаил, Харьков, Беляевка, Борки.
— Какой был главный мотив в выборе UKRMANа со стороны участников?

— Я не интересовался. Не исключено, что финансовый. В Украине за последние годы сформировалась категория триатлетов, которые по подготовке готовы к преодолению железной дистанции, но по каким-то жизненным обстоятельством, в данный момент, не могут позволить себе дорогостоящие поездки на зарубежные старты.

Что уже далеко ходить. В свое время, когда я готовился к своему первому «айронмэну» я осознавал, что если я сейчас не поеду, то не факт, что у меня потом будет финансовая возможность выехать. Были вопросы по визе, они подпитывали сомнения. И ребята уже тогда говорили: «Да чего ты переживаешь? Мы тебе здесь отмеряем дистанцию, пройдёшь и будешь гордиться до конца жизни». И я понял: «А почему бы и нет?»

Когда планировали первый старт, то считали, что если заявится даже один человек — это уже хорошо. Как минимум, мы прожили день не зря и одного человека осчастливили. Дали ему возможность испытать себя.
— Организацией первого УКРМЕНа остался доволен?

— Я редко доволен организацией. Те, кто знает меня как организатора, знают, что я могу быть нудным, орать и находиться в состоянии вечного недовольства. Я остался доволен самим фактом проведения. Остался доволен настолько, что мне захотелось «повесить бутсы на гвоздь» и завязать со всеми организаторскими делами. Я сделал то, о чем мечтал. И достиг то, чего хотел. Вершина в организации любительского триатлона в Украине. Куда уже дальше?
— УКРМАН 2016 будет?

— Будет
— Сколько участников планируете собрать на УКРМАН 2016?

— Мы ничего не планируем. Но я знаю, как минимум троих, кто собирается стартовать.
— Если еще два год назад, у вас был первый и единственный в Украине групповой триатлон на «железную» дистанцию, то за последние время количество стартов расширелось. Это и VR Gintama под Киевом. И OceanLava в Харькове, который планируют провести в 2016 году. Желающих пройти «железную» дистанцию на всех хватит?

— Позиция по UKRMAN у нас следующая: даже если будет один участник — старту быть. Мы не переживаем за массовость. Кроме этого, как минимум, половинка у нас будет забита местными ребятами, которые в прошлом году еще волонтерили на пунктах питания. 15-ти летние ребята. Пришли, помогли, увидели своими глазами, захотели, готовятся.
— В недавнем интервью известный ультрамарафонец Константин Железов, высказал мысль, о том, что с длинным дистанциям и выносливостью в юниорском возрасте нужно быть осторожным. Ты как считаешь?

— У нас там такие юниоры….В 12 лет полумарафоны бегают, по собственной воле.

Один из руководителей клуба «Стайлер-Атлон», Александр Лышенко, по совместительству тренер в Первомайской ДЮСШ работает с детворой. Дополняя учебные планы своими наработками и комплекстным подходом к формированнию нужных качеств с юных лет.
— Чем ты объяснишь большую популярности триатлона в мире? И в особенности в США?

— В триатлоне собраны все естественные виды физической деятельности для человека. Добавляем к этому динамику, комплексность и грамотную «легенду» и людям это уже нравится.
— На примере вашего флагманского старта СХ вы чувствуете увеличение внимания спонсоров за последние два года?

— Нет. «СХ» в плане маркетинга не самый удачный ивент. Далеко от Киева, в городе с небольшим населением, ограниченное количество участников. Это не интересно большинству спонсоров. У нас есть свой спонсорский пул, который формировался годами. И это уже скорее друзья и меценаты, чем спонсоры. По секрету скажу: деньгами никто ничего нам не дает. Все бартером и только благодаря личным связям.
—По данным Iron Stat Ukraine на декабрь 2015 года на «железной» дистанции финишировало 103 украинца. Какой твой прогноз по финишерам на декабрь 2016 года?

— Думаю, еще человек 20 добавится.
— Видишь ли ты тенденции к тому, чтобы итоговая годовая цифры финишеров в ближайшие 2-3 года начала ежегодно удваиваться за счет триатлетов-любителей?

— Пока нет.
— Какой марафон в Украине ты бы назвал наиболее приближенным к лучшим европейским стартам?

— Я прошел всю эволюцию марафонов в Украине. Три марафона в Переяслове мы помогали проводить Константину Железову. Те, что сейчас называютcя «Киевской Русью».
Запуск первого Киевского марафона на Хрещатике технически и организационно обеспечивали тоже мы с Константином. Привлечением спонсоров и маркетингом занимался Дмитрий Черницкий.
На текущий год, могу сказать, что Киевский и Харьковский марафоны наиболее приближенные к европейскому уровню. К сожалению, пока не хватает беговой культуры в обществе. Особенно со стороны тех, кто сам не бегает.

К примеру, вспоминается случай во Франкфурте (Германия). Иду на старт Франкфуртского марафона, а вдоль Рейна люди бегают. Меня это поразило. Как так можно? Сегодня же самое главное беговое событие Франкфурта, все должны быть на марафоне, а они просто бегают в свое удовольствие.
Спорт, как алкоголь. Можно получать удовольствие, а можно и спиться
Поэтому, то что мы и другие организаторы сейчас делаем в Украине — это мобилизация всех к любительскому спорту. Но, несмотря на нарастающий тренд, людей бегает все еще мало.
— В 2015 году, после 12 летнего перерыва, соревнования по триатлону вернулись в Харьков и был проведен KHARKIV MAN. Расскажи, в каком формате он проходил?

— Это был триатлон на спринтерскую дистанцию. Я лично не был, так как это этот старт попал в дату «СХ». Но мои ребята были, рассказывали, что уровень организации, в принципе, хороший.
Чемпионат Харькова (2003)
Последний триатлон в Харькове до этого был в 2003 году. Представлял из себя «междусобойчик» с громким названием — Чемпионат Харькова. К слову, я там победил.
Конечно, сейчас это совсем другой подход, другой уровень. Дмитрий Гармаш (Ukraine Sport Events) — это человек второй, так сказать молодой, волны организаторов. Я знаю, там участвовали участники первых триатлонов в Харькове, 90-х годов. Они были «куплены с потрохами и ногами» качеством и масштабностью. Поэтому им понравилось. Причём, они с годами уже отошли от триатлона, но сейчас возвращаются. Им интересно участвовать и на следующий год.
— Правильно ли я понимаю, в регионе есть потенциал для появления триатлетов международного уровня?

— В Харьковском регионе были и появляются триатлеты высокого уровня и класса. Здесь отличная школа плаванья, отличные велосипедные и беговые традиции, хорошая база по беговым лыжам, еще с Советского Союза.

К примеру, тот же Антон Блохин, который является ярким представителем нового поколения триатлетов-харьковчан.

Предпосылки и культура есть. И все будет развиваться.
— Существует ли три универсальных правила от Евгения Панова по достижению мечты и любой̆ цели?

— Последовательность и системность, умноженные на дисциплину.
— Что ты готов пожелать тем людям, которые хотят сделать спорт большой̆ и неотъемлемой̆ частью своей̆ жизни?

— Спорт, как алкоголь. Можно получать удовольствие, а можно и спиться. Ищите во всем меру и учитесь получать от спорта удовольствие.
Отдельная благодарность за помощь в подготовке интервью Евгению Туркулевичу.